pamyatnik

Годы Великой Отечественной войны

Началась война... Большинство жителей села Ленинское ушли на фронт, чтобы бороться с фашистскими захватчиками. Более 700 человек не вернулись с  фронта, пав в боях при защите Отечества. Их имена навечно вписаны в историю России и нашего села.

«А был он лишь солдат…»

А когда он упал некрасиво, неправильно,
В атакующем крике вывернув рот,
То на всей Земле не хватило мрамора,
Чтобы вырубить парня в полный рост...
                                  Р. Рождественский.

57 лет прошло с того времени, когда закончилась самая жестокая и кровопролитная война 20 века, одна из самых страшных войн человечества.

Основную тяжесть войны принял на свои плечи советский народ. Миллионы жертв, неизъяснимые муки, потери человеческие и материальные, разрушенные судьбы, сироты, нерожденные дети…

Памятник воинамГоворят, что надо хорошо знать прошлое, чтобы лучше жить в будущем. Однако, насколько я могу судить, уроки Великой Отечественной войны люди стали забывать. Американцы считают, что именно они победили фашизм в Европе… На Украине оставшиеся в живых фашисты приравнены к ветеранам Великой Отечественной войны…

Молодое поколение нашего села Ленинского, мои сверстники, считают, что патриотизм — это еще и память, историческая память.

Я занимаюсь в краеведческом кружке, являюсь лектором нашего народного музея, активно изучаю историю своего края, собирая вместе с другими кружковцами исторические свидетельства и материалы о жизни наших односельчан. В своей работе я хочу рассказать о судьбе человека, на первый взгляд обычной для того времени.

Григорий Иванович Брицко родился в семье эмигрантов из США (уроженцев Западной Белоруссии) Ивана Григорьевича и Степаниды Степановны, которые приехали в коммуну имени В.И. Ленина 17 декабря 1927 года. Семья Брицко — те, кто работал в коммуне с первых лет организации. Детей было четверо, кроме Григория Ивановича, 1917 года рождения, еще Степан, Федосия, Елена. Семья дружная, работящая. Приездом в коммуну доволен отец Иван Григорьевич.

Однако семейное счастье было недолгим и оборвалось за три года до начала Великой Отечественной войны. В 1938 году отец был репрессирован вместе с группой других коммунаров.

Григорий Иванович к этому времени закончил семилетку в нашем селе, Сталинскую школу № 1 Кирсанова. Передо мной копия свидетельства об окончании средней школы.

Я с волнением рассматриваю документ 1933 года, ведь мне предстоят получить такой же. Предметы, как и у нас. Отметки разные, но видно, что русский язык не был любимым у Гриши, как зовет его сестра, Елена Ивановна, живущая в нашем селе. А вот к естественно-математическому циклу Гриша имел способности. Физика, биология — «очень хорошо». Я понимаю, что так в 1933 году выглядела желанная школьникам всех времен «пятерка».

После окончания школы Григорий поступает учиться на рабфак, а затем — на физико-математический факультет Воронежского университета. Три с половиной года учебы. Студенческая книжка так же бережно сохранена. В роковом для семьи 1938 университет пришлось оставить. Детям «врагов народа» не место в ВУЗе. Еще и расставание с любимой девушкой… Григорий уезжает в Сибирь. Работает там до весны 1941 года. Возвращается в наш район. Учителей, даже с незаконченным высшим образованием, было немного. Григорий Иванович назначается директором Калаисской школы Кирсановского района.

Однако работать не пришлось… Грянула Великая Отечественная война. Григорий Иванович был мобилизован на фронт в числе первых, но в трудовые войска, где самое место было сыну «врага народа».

… Осень 1941 года. Дожди, слякоть, разбитые дороги. Из-под Ленинграда часть направляется в сторону Воронежа, затем Сталинграда. Ремонтируют дороги, роют окопы, продвигаются дальше. Григорий Иванович не мог рассказать об этом сам, он погиб под Сталинградом. Но в 2000 году сестра солдата, Елена Ивановна, нашла в семейном, еще «американском» сундуке небольшие листочки бумаги, исписанные карандашом, перевязанные бечевой. 60 лет пролежали эти бесценные листочки как память о сыне, сохраненные мамой Степанидой Степановной. Оказывается, осенью 1941 года Григорий забегал домой, именно забегал. Часть остановилась на несколько часов в Кирсанове. Это же рядом с домом! Успел переобуться, помыть и забинтовать израненные, в язвочках ноги, поцеловать маму, улыбнуться сестрам и - на станцию. Оставил этот миниатюрный дневничок. Он передо мной. Я волнуюсь, читать очень трудно. Карандаш истерся. Рядом альбом Марии Николаевной Желудковой, нашего замечательного краеведа, в котором дневник расшифрован. Приведу строки, показавшиеся особенно значительными и волнующими, хотя на этих страничках все значимо и важно.

«…Октябрь 1941 г. Маршрут: Кировка, Верхоселье, Екатериновка, Знаменка. 4 часа дня. Пришли в Пузали поздно вечером. Кругом грязь в колено. Все насквозь промокли. В Пузалах ночевка».

«…13 октября 1941 года. Встали в два часа ночи и в путь отправились в восемь часов утра. Дорога отвратительная. Утро морозное, день солнечный… Ходим работать на трассу. Меня почему-то удивляет в наших советских условиях так по-скотски относятся к людям. Разутые, а гонят ходить на работу. Медицина больных не признает, больные или здоровые — всех на трассу. Наш батальон с внешности похож на стадо нищих, даже больше бродяг. Работать приходится от темноты до темноты. Очень плохо дело со столовой. Да эта проклятая погода просто всех замучила… Чуть не замерзли. Очень уж я одет плохо…».

«20 октября. Сегодня на работу не пошел, нарывают ноги. Был в медпункте. Меня перевязали и сочли здоровым. Хлеб мне все-таки дали и 120 грамм овсянки…».

«…Мы эти дни находились без продуктов, питались колхозной картошкой, вообще жизнь вели бродяжническую, чем-то похожую на партизанскую. Все дороги забиты отступающими людьми, деревни переполнены. Вечером в деревнях произвол, неразбериха. Мокрые и голодные люди злятся друг на друга. Беспорядок кругом стоит, какая-то бестолковщина. Никто ничего не ждет, даже друг друга понимать перестали».

«2-е ноября… Весь день шел дождь с холодным ветром. Я промок до нитки, но на трассе работал лопатой упорно, чтобы не замерзнуть».

«…12-е ноября… Скверно, что все время тревожат вражеские самолеты…».

«24-е ноября… Весь день стояли под дождем, чего-то ждали… К ночи пришел ротный, сказал спасаться кто как может… Наши отступают опять, очень много людей вроде нас. От нашей роты осталось человек 30… В этот день я устал так, как, мне кажется, никогда в жизни не уставал».

«Вчера ходили в баню, хоть избавились на некоторое время от вшей, …а то до этого времени чесались до ребер…».

Дневник прочитан… Так вот она какая война глазами солдата, переносящего все ее тяготы и лишения.

В исторической и публицистической литературе пишут об «ура-патриотической» правде о войне и «окопной» правде. Я думаю, дневник Г.И. Брицко — это «окопная» правда в истинном, толстовском понимании этого слова. Ведь правда на войне была необходима, пусть даже записанная карандашом на истертых листочках бумаги, потому что без нее невозможно, немыслимо чувство ответственности. Вдумаемся в смысл не стертых даже от многократного цитирования строк «Василия Теркина» Александра Твардовского. Они направлены против утешающе-успакаивающей лжи, обезоруживающей людей, внушающей им ложные надежды:

А всего иного пуще 
Не прожить наверняка — 
Без чего? Без правды сущей, 
Правды, прямо в душу бьющей, 
Да была б она погуще, 
Как бы ни была горька.

Великая Отечественная война длилась долгих четыре года. Великая победа досталась нелегкой ценой. Это были годы не только замечательных боевых успехов нашей армии, но и долгих и тяжелых солдатских будней: работа и переходы до страшной усталости, голод, холод, вши, болезни… Я считаю, что знать о войне мы, современные школьники, должны не только по содержанию учебников истории, но надо, пока не поздно, знакомиться с личными свидетельствами тех, кто прошел тяготы войны. Дневник Г.И. Брицко — одно из тех бесценных свидетельств, «души откровенный дневник», о необходимости которого писал поэт-фронтовик Семен Кирсанов:

Война не вмещается в оду, 
И многое в ней не для книг. 
Я верю, что нужен народу 
Души откровенный дневник.

Дальше военная судьба солдата Григория Брицко сложилась трагически. Родные получили похоронку. Передо мной этот листок бумаги, политый слезами матери, жены, сестер, брата: 
«…Ваш муж, гвардии красноармеец Брицко Григорий Иванович, уроженец Тамбовской области Кирсановского района Екатериновского с/с в бою за Социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, был убит 22 декабря 1942 года. 
Похоронен в д. Васильевка Сталинградской области Ворошиловского района…».

Вечная память гвардии красноармейцу Григорию Ивановичу Брицко, «просто солдату» (С. Орлов.) Великой Отечественной, моему земляку, и всем «просто солдатам» Великой войны, ценой своей жизни защитивших Отечество.

В. Можаров, Ленинская школа. Опубликовано в «Кирсановской газете», 18 июня 2002 г.

Статьи о войне и военных годах:

Все для фронта

Художник, опалённый войной. Аким Васильевич Арбузов

odnoklassniki  vkontakte