pamyatnik

Мы не рабы. Рабы не мы. Про коммуну из уст коммунаров

Про то, как идёт жизнь в коммуне рассказы коммунаров П. К. Дмитрука, И. А. Микунова, М. В. Крутиковой, М. П. Шуваловой, Ф. Е. Мацука

П. К. Дмитрук. Наша коммуна имени Ленина Кирсановского района Тамбовской области возникла сразу же после окончания гражданской войны. И хотя наступило мирное время, трудностей не убавилось — недоедали, недосыпали, ютились в палатках. Но прославилась коммуна не этим, а своим мужеством и трудом.

Мы добились получения высоких урожаев, ввели много новых урожайных культур, завели племенной высокопродуктивный скот, получали большие доходы. Это позволило нам оказывать необходимую помощь окружающим единоличным крестьянам, как того постоянно требовал В. И. Ленин от коммун и артелей.

Очень скоро деятельностью коммуны заинтересовался В. И. Ленин, а узнав о ее достижениях, стал ходатайствовать перед Президиумом ВЦИК о признании коммуны образцовой. Известно, что Президиум ВЦИК удовлетворил ходатайство В. И. Ленина

И вот к нам стали приезжать издалека крестьяне. Особенно много их было в 1928—1930 годах. В 1928 году коммуну посетило 3 тысячи экскурсантов, в 1929 году число их достигло 5 тысяч. И многие из них, осмотрев хозяйство и познакомившись с нашим образом жизни и трудом, становились пламенными агитаторами за колхоз.

Коммунары являлись как бы косвенными пропагандистами колхозного строя. Но сами они этим не довольствовались и ставили перед собой более сложную задачу — активного участия в коллективизации, оказания помощи крестьянам соседних сел и деревень в образовании коллективных хозяйств у них на местах. Как-то вызвал меня секретарь партийной организации коммуны и говорит:

— Слушай, Петр, ты можешь агитировать за колхозы по-другому и лучше нас — агитировать трактором. Поезжай в другие села, помоги бедноте и молодым колхозам землю вспахать.

Стали мы с моим напарником Ковальчуком ездить по селам, наказ выполнять — пахать, сеять, молотить, урожай убирать. Причем работали мы в две смены, днем и ночью, ведь надо было и соседям помочь и в коммуне отработать. Были мы тогда молоды, и сил хватало на все. Словом, трактор наш хорошо дополнял работу агитаторов: он практически доказывал, что с его помощью можно лучше и быстрее поля обработать, а урожаи на вспаханном трактором поле лучше, чем на полоске, обработанной сохой. Для крестьянина это было наглядно и убедительно. Крестьяне — бедняки и середняки очень ценили нашу помощь. В заведенной нами книге отзывов они выражали свою признательность и благодарность за помощь в облегчении и перестройке крестьянской жизни.

Один из таких отзывов, опубликованных в сборнике документов по истории колхоза имени Ленина, хранящемся и по сей день в правлении, я приведу здесь. Это отзыв крестьянина И. А. Микунова из соседней деревни Екатериновки. Все, что пишет И. А. Микунов, — сущая правда. Я лишь добавлю, что сам он был активным организатором колхоза в своем селе, одним из первых вступил в него и до конца своей жизни честно в нем трудился. В том же колхозе живут и трудятся ныне его родственники.

Вот как выразил И. А. Микунов свое отношение к нашей коммуне в записи от 4 апреля 1929 года.

И. А. Микунов. Я, крестьянин, хочу сказать несколько слов о коммуне имени Ленина, находящейся при селе Ире и деревне Екатериновке, то есть близ нашей деревни. Коммуна имени Ленина существует седьмой год.

Она действительно есть такой просвет среди нашего темного населения, какого не было в нашем краю никогда. До ее появления в местности нашей царила тьма беспросветная. Негде было посмотреть, что значит организованный труд, что значит заставить работать на себя стального коня. Мы, граждане окружающих деревень, впервые увидели в коммуне имени великого вождя, что можно жить безбедно и работать организованно. Скажу несколько слов о том, как устраивалась коммуна.

Первые зачинатели жили в очень плохих условиях.

Многие не выдерживали и уезжали обратно. Но были и такие, которые все трудности пережили, да и трудности немалые. За неимением жилого помещения приходилось жить под открытым небом или под брезентовой палаткой до глубокой осени. Трудно было себе представить, что эта коммуна устроится так, как она теперь живет. Но все трудности ими пережиты, и теперь коммунары живут в лучших условиях, нежели мы, индивидуальные хозяйства.

Что сделала коммуна для окружающего населения, за что любит наше крестьянство коммуну? Коммуна энергично работает с беднотой, помогает ей и материальными средствами, а именно: во время неурожая давала в наши деревни по сто пудов и больше ржи безвозмездно.

Из своих высокоукосных лугов большую часть она ежегодно выделяет для бедняцкого населения. В настоящее время у нее очень хороший породистый скот: лошади, коровы, в особенности свиньи. Одну такую я купил у них себе. От нее я продаю поросят дороже, чем продают другие от беспородных.

Дальше: большую работу среди нашего населения коммуна провела в том плане, что научила нас сеять корнеплоды и получать 20- и 26-фунтовые клубни кормовой свеклы.

И скотину нашу зимой била беспощадно бескормица. Теперь, благодаря той же коммуне, у нас в деревне на приусадебной земле, мы, граждане, стали получать урожай свеклы на десятину до 1000 центнеров.

Вот как коммуна имени Ленина научила нас, граждан, бороться с бескормицей и как получить 26-фунтовые клубни свеклы.

За что еще мы, граждане, любим коммуну? Коммуна имеет высокоурожайные культуры: овес «победа», который она распространила среди нашего населения в большом количестве, а также картофель «фольтман», сорт всегда хороший. Этот картофель в нашей кирсановской местности дает урожай М. П. Шувалова 300 центнеров с гектара.

От таких семян коммуны урожаи наши по части корнеплодов стали высокие, и наши граждане стали ездить на сельскохозяйственную районную выставку, где и были премированы, как, например, я, тот, который с вами говорит, Микунов. 27 сентября 1928 года я получил на этой выставке одноконный плужок стоимостью 25 рублей, а 17 сентября 1929 года —25 рублей и свидетельство второй степени. Главная же наша премия — нашу скотину не стала бить бескормица, как это было раньше.

Еще за что мы любим коммуну? Коммуна имеет хороший питомник, и мы, окружающее население, от коммуны приобрели за самую дешевую плату, а часть бедноты и безвозмездно, саженцы и развели у себя на усадьбах самые лучшие сорта плодовых деревьев. Ну, теперь я хочу сказать о самой важной заслуге коммуны перед населением.

Коммуна имеет зерноочистительные машины, особенно триера. Эти машины обслуживают все близлежащие деревни и используются на все 100 процентов. Бедноте, конечно, сортировали бесплатно. Коммунары много поработали в нашей окрестности и деревнях и в другом — приходилось убеждать и разъяснять гражданам, что чистосортные семена дают высокий урожай. Еще скажу, что они помогли нам исходатайствовать дом для школы в нашей деревне, так как школы у нас нё было со дня существования нашей деревни, то есть более 60 лет, а теперь мы открыли школу и в ней учатся (с утра и до позднего вечера) две группы детей и три группы взрослых, то есть ликвидпункт.

Коммунары день работают в коммуне, а вечером идут к нам в деревню заниматься с неграмотными в ликвидпункте.

Коммунары на постройку нашей школы выделили денежные средства: каждый — свой однодневный заработок. Коммуна привозила на своих лошадях и материал для утепления нашей школы. Что сделала коммуна для окружающих деревень всего за 6 лет, конечно, я перечислить не смогу, так как это займет слишком много времени. Но я не могу не сказать еще одного, так как это неоценимая заслуга коммуны перед населением. Она помогает бороться гражданам с темнотой и невежеством. Снимает повязку с глаз темного нашего населения. А религиозный дурман, с которым много пришлось бороться коммунарам в наших деревнях?! Своими антирелигиозными беседами коммунары из многих граждан вышибли этот недуг. К великому удовольствию населения коммуна построила клуб, который вмещает в себя более 400 человек. Это действительно дает нам знания и возможность разумно развлекаться. В клубе показывают кино и спектакли. Молодежь наших деревень благодаря коммунарам стала много лучше, нежели прежде. В деревнях благодаря коммуне тоже стали устраиваться драмкружки и т. д. Женщины-коммунарки проводят большую работу с остальными, как культурно-просветительную, так и ремесленную — преподают кройку и шитье.

Скажу немного, раз я живу рядом с коммуной, как воспитываются в коммуне дети. А воспитываются они в лучших условиях: чистые, сытые и здоровые, чего у нас, у единоличников, никогда не достигнуть, а поэтому вокруг нашей коммуны устроился не один коллектив. Население признает, что жизнь в коммуне — жизнь правильная, жизнь сытая и здоровая. И пусть цветет это доброе начало, пусть цветет и растет коммуна Ленина. Я шлю ей привет.

М. В. Крутикова. Коммуна вывела нас на колхозный путь. Я жила в деревне Екатериновке в большой многодетной семье. Горе и нужда были нашими спутниками. Не во что было одеться, обуться. Лаптей и то на всех не хватало.

Коммуна имени Ленина была рядом. Мы завидовали тем, кто был в ней,— уж больно справно они жили: хорошо питались, гораздо лучше нас одеты, в парке по вечерам слышались их песни. А мы слушали издалека, стеснялись в такой обувке и одежке к ним подойти, хотя они были с нами всегда приветливы. Но вот с помощью коммунаров в нашей деревне стали организовывать колхоз. 30 хозяев сразу вошли в него, в том числе и мы. Деревенским кулакам это оказалось не по нутру, они грозили нам и проклинали коммуну. Потом их из деревни выселили, а скот передали в колхоз.

Стала я работать на ферме. Ох и тяжело мне было вначале, но я радовалась, надеялась, что и мы со временем будем жить так, как в коммуне.

Коммунары подкупали своей щедростью и добротой: помогали нам пахать землю, привозили молотилку, трактор, и мы впервые молотили не цепами.

Вскорости я пошла учиться на рабфак коммуны, нас, таких, как я, собралось тогда много. Жили весело, тут вместе со всеми запела песни и я.

Если бы не колхозы, я не знаю, как бы мы жили. Наверное, побирались бы. Спасибо коммунарам. Коммуна вывела нас на колхозный путь. Мои братья и сестры получили образование. Жаль, что братья погибли на фронте, не дожили до наших счастливых дней. А я радуюсь жизни и благодарю коммуну поры моей молодости.

М. П. Шувалова. Коммунары помогали и нам наладить свой колхоз.

Я жила в селе Озерки в 7 километрах от коммуны имени Ленина. В 1928 году к нам приехал заместитель председателя коммуны Ф. М. Баскаков. Он зашел в нашу избу, познакомился и сказал, что он хочет помочь нашей бедноте организовать колхоз. А потом попросил у матери разрешения провести у нас встречу с односельчанами. Мать согласилась. Мне было в то время 17 лет. Я с радостью обежала все дома — зазывала на сходку.

Люди пришли быстро. Все интересовались, что скажет представитель коммуны. И Ф. М. Баскаков рассказал, как живет коммуна, как трудятся ее члены, как изменилась жизнь крестьян, которые раньше, до колхозной жизни, не могли выбраться из нужды, будучи единоличными хозяевами.

И вот подошли к главному: стали обсуждать вопрос о создании колхоза в наших Озерках. Многие соглашались, другие же упорно сопротивлялись.

Мой старший брат не стал никого слушать, сказал матери, что, мол, надо вступить в колхоз, и мы записались. Сдали мы на общий двор лошадь и корову. Мать очень плакала, когда брат повел скот со двора,— ведь достался он нам нелегким трудом.

Потом коммунары приезжали к нам все время, помогали налаживать коллективное хозяйство, организацию труда. Чаще других бывал у нас Ф. М. Баскаков. Эти его приезды были всем нам полезны, так как те крестьяне, которые вначале колебались, вскорости все-таки записались в колхоз, а мы, молодежь, при его поддержке и содействии стали учиться на рабфаке. Потом вступили в комсомол и принимали активное участие в коллективизации. В частности, вместе с группой коммунаров — Кузьмичом, Табалой и другими — ездили организовывать колхоз в село Оржевку. Тамошние крестьяне относились к нам неплохо, но некоторые открыто ругали и даже травили собаками. А мы приезжали снова и снова и упорно шли к намеченной цели. Порой мы водили крестьян и крестьянок в коммуну, наглядно показывали им, что такое на деле коллективное хозяйство. Они с интересом смотрели, а потом, когда все дружно обедали в нашей столовой, говорили:

— У вас-то все хорошо, только у нас так не получится. Но получилось, колхоз был создан и у них.

Ф. Е. Мацук. Я родился в 1897 году на Волыни в семье батрака. Безысходная нужда заставила многих из нас покидать родину в поисках лучшей доли. В 1913 году — тогда мне едва исполнилось 16 лет — я вместе с другими односельчанами тоже оставил родную Украину и двинулся на заработки за океан, в Америку.

Денег на чужбине мы не накопили, но сполна изведали все «прелести» хваленого Нового Света и его «американского рая».

Октябрьская революция в России пробудила в нас надежду вернуться на родину. А тут из газет мы узнали, что в Советской России создаются коллективные хозяйства. Это сообщение окончательно укрепило в нас решение уехать. С помощью «Общества технической помощи Советской России» и з эмигрантов, пожелавших вернуться в Советскую Россию, еще на территории Американских Штатов была организована сельскохозяйственная коммуна.

К отъезду домой мы готовились тщательно: изучали агрономию, сельскохозяйственные машины, собирали деньги на их покупку. Так велико было наше желание начать работу в коллективном хозяйстве. Скоро, однако, мы пересекли океан и в апреле 1922 года ступили на землю Тамбовской губернии, где и обосновались в бывшем имении Ира, принадлежавшем когда-то княгине Оболенской. Начинали на пепелище, так как антоновские банды, побывавшие здесь, разрушили все, что могли. Жили в палатках, приходилось голодать и холодать, но работали не покладая рук. Ведь мы трудились теперь на своей земле, для себя и для народа. Особенно радовались тому, что о делах наших знал сам В. И. Ленин, что он оценил наше стремление к устройству жизни по-новому. Внимание В. И. Ленина к нашему делу еще больше воодушевило коммунаров, прибавило нам силы для преодоления трудностей. И закипела у нас работа и в поле, и в хозяйстве, и в строительстве. В течение года на месте недавних развалин мы построили столовую, отремонтировали мастерские, сараи, помещения коровника и свинарника. Затем возвели два двухэтажных жилых дома, в которые переселились жить из палаток.

Не пожалели сил и времени и усердно изучали агротенические приемы возделывания почвы. Очистили поля от сорняков, ввели пятипольный севооборот с чистым паром, приобрели лучшие сорта зерновых семян, с любовью обработали землю. Поэтому и урожай у нас выдался отменный.

Потом завели племенной скот и организовали молочнотоварную ферму. В тот год среднегодовой удой молока на одну корову составлял 2,5—3 тысячи килограммов. Завели свою конеферму, овчарню, евино- и птицефермы и получали от них немалый доход. Со временем осилили и инкубатор, который для окружающих крестьян явился настоящим чудом.

Партийная и комсомольская организации коммуны были как в производственной, так и в культурно-массовой работе нашим боевым авангардом, оперативным штабом. Большую помощь они оказывали в налаживании культуры быта. Мы построили большое двухэтажное здание, где разместились клуб и школа. Коммунары охотно приходили в клуб посмотреть спектакли, послушать лекции, сами участвовали в кружках художественной самодеятельности.

Все эти преобразования, происшедшие в нашей жизни, мы мысленно связывали с революцией и Лениным.

Поэтому в печально памятном 1924 году коммунары единодушным решением дали своему хозяйству имя великого вождя. А через несколько месяцев по ленинскому призыву я стал членом партии. Это событие обязывало меня ко многому. Днем я работал в поле, а вечером учил неграмотных по складам читать: «Мы не рабы. Рабы не мы».

То было замечательное время! Каждый день равнялся году по трудовому накалу и стремительному движению вперед. К нам шли и ехали за опытом, и мы щедро делились им, так как для нас не было ничего дороже наказа В. И. Ленина — быть образцом для крестьян и помочь им перейти на социалистический путь развития.

По материалам сайта www.1borozda.ru

odnoklassniki  vkontakte